11.07.2018 10:42


Ветхий умирающий микрорайон с изношенными сетями или место с потенциалом роста, сумевшее сохранить характер, стиль и колорит? Каринторф — это особенная архитектура, разнообразная и особенная природа, чарующие виды, загадочная сеть торфяных каналов и карт и поезд, который даже в сегодняшнем состоянии привлекает любителей железных дорог со всей страны (пусть и редких).
Но проблем у него много. И судьба заречного микрорайона зависит не только от строительства дороги на Слободской, но и, в большей степени, от понимания его будущего.

Мог бы Каринторф стать брендом и особенностью нашего города? Кирово-Чепецк называли одним из образцовых социалистических городов. На практике это значит, что он был лучшим среди средних, а не городом со своими особенностями. Он не «шёл от истока», не развивался постепенно, он просто сформировался. Найти отличительный культурный, ментальный или исторический код тяжело. Поэтому о «бренде города» много разговоров, но на практике ни идей, ни исследований, ни попыток заиметь знаковое мероприятие муниципалитет не предпринимает.
С Каринторфом другая история, которая сформировала его характер. Он появился из невыносимых условий в военное время: глубоко в болотах и лесах семьи мордвы, удмуртов и татар ютятся в больших бараках, как в Вавилонской башне. Женщины стоят по пояс в болоте и вырезают ножами торф. Женщины разгружают многотонные вагоны на теплоцентрали. Немецкие и австрийские пленные строят инфраструктуру, каналы и дома. Заречный микрорайон тем и особенный, что до сих пор сочетает следы западной архитектуры с советской и с памятью о тяжёлом труде. Сеть выработанных торфяных карт и каналов простирается на сто с лишним квадратных километров. Поезд, пущенный семьдесят пять лет назад, курсирует по сей день, только подвижной состав сменился.
Каринторф имеет этническую связь с татарскими и удмуртскими селениями, расположенными в сторону Слободского.

В мире десятки примеров, когда железная дорога и курсирующий по ней тепловоз становились центром притяжения туристов. Десятки примеров экскурсионных троп в болотах, которые обожают за их необычность — возможность пройти сквозь топи.
Представьте аутентичный деревянный барак, переоборудованный под хостел, музей железной дороги в старом депо, немного национальной кухни, тропы по затопленным картам и катание на тепловозе… Конечно, это просто фантазии. О возможностях развития заречного микрорайона, которые не используются сегодня.

Что до реальности… Во многом она зависит от того, появится ли капитальный автомобильный мост и дорога на Слободской, заложенные в региональных планах. От того, додумаются ли строить в болотах полигон для отходов.
Заречный микрорайон как никакой другой получает бюджетные вложения на поддержание сетей, инфраструктуры и транспортной доступности. Но это едва ли ощущается в самом Каринторфе, где по сей день грунтовые дороги, нет горячего водоснабжения и питьевая вода, перенасыщенная железом. Где почти нет рабочих мест и ветхий жилой фонд, не видевший реставрации.

Eсть ли у сегодняшнего Каринторфа будущее, как считаете?






[ вернуться к новостям ]