24.05.2018 15:58


В прошлом году вступило в силу международное соглашение по сокращению использования ртути. Его цель — снизить губительные последствия использования ядовитого вещества на человека и природу. Российская Федерация также вошла в число стран, согласившихся уменьшать использование ртути в продукции и технологических процессах. Но дальше подписи дело пока не пошло — предстоит ратифицировать документ (принять поправки к национальному законодательству) и направить в адрес секретариата конвенции конкретный план действий.
А пока правительство размышляет как это сделать, мы нашли, что есть общего у Кирово-Чепецка и японского города Минамата, и почему новое соглашение напрямую касается нашего города.

Минаматская конвенция названа так в память о самом массовом в истории отравлении ртутью, которое случилось в японском городе Минамата в мае 1956 года. Тысячи людей пострадали после того, как съели рыбу, обитавшую в загрязненных промышленными стоками водах бухты города. Отравление ртутью получило название болезни Минамата, лечения которой до сих пор не существует.
Кирово-Чепецк, к сожалению, тоже может похвастаться последствиями неадекватной политики по сбросу неочищенных стоков. Ртутью, тяжелыми металлами и радионуклидами загрязнены река Елховка и озеро Просное. Дальнейший ток воды проходит через реку Просницу — в Вятку. Чтобы лишний раз убедиться насколько тяжела ситуация, в этом году Минприроды заказала исследовательскую работу. Это хороший ответ на вопрос о том, где стоит и не стоит ловить рыбу — от выпусков «Галополимера» и до Вятки этого всё же лучше не делать.

Впрочем, действие конвенции касается Кирово-Чепецка более глубоко. Дело в том, что на производстве хлора завода «Галополимер» до сих пор используется электролиз ртутным методом. Согласно докладу эксперта Минприроды, в 2012 году использование ртути на предприятии составило 36486,4 килограмма (предприятие входи в топ объектов по использованию ртути).
Теоретически, план по сокращению использования ртути должен включать в себя не только отказ от ртутных термометров или ламп, но и изменения в технологических процессах. Теоретически, это возможно: согласно техсправочнику НДТ, при производстве прочих неорганических веществ в России используются три технологии. Две из них — безртутные и более выгодные с точки зрения затрат на энергоресурсы. Будущее, конечно, связано с улучшением используемых технологий и отказом от неэффективных и опасных технологий. Но будет ли инвестировать в эти направления собственник завода полимеров — вопрос, поскольку пока не всё гладко даже с модернизацией очистных сооружений водных выпусков.

Отметим также странный факт: несмотря на технологическую сложность и наличие в техпроцессе веществ первого класса опасности, в список основных «загрязнителей региона» чепецкие предприятия не попали.







[ вернуться к новостям ]