07.04.2018 10:47


Продажу средств экстренной контрацепции планируют запретить, а коммерческим организациям — усложнить доступ к лицензиям на аборты. Священнослужители порываются начать работу по профилактике абортов в женских консультациях, причём получать на это деньги из фонда ОМС. Расскажем как меняется отношение общества и власти к этому вопросу.


Немного истории. Наиболее активно бороться с абортами православные активисты, учёные и политики в России стали примерно четверть века назад. Одним из первых политиков о репродуктивных правах женщин рассуждал Владимир Жириновский. В 2000 году он предлагал ввести десятилетний мораторий на искусственное прерывание беременности. Инициативу отклонили, но первый шаг сделали: три года спустя перечень социальных показаний для аборта сократили с 13 до 4 пунктов, а спустя четыре — сократили и перечень медпоказаний.
Позже в обязанности врачей включили отговаривать женщин от абортов, разрешили отказываться от проведения манипуляции «по убеждениям» и даже поощряли премией за отказ от проведения процедуры. Разумеется, был введён запрет на любую рекламу этой тематики. Устраивались «недели без абортов»; было введено обязательное «доабортное консультирование», в ходе которого женщин заставили слушать сердцебиение эмбриона. Было и другие инициативы, которые не прошли. Например, не прошло предложение о письменном согласии мужа и родителей на аборт и вывод абортов из ОМС.

Что планируют теперь? Министерство здравоохранения предлагает обязать женщин дважды подписывать информированное согласие на аборт, запретить продажу средств экстренной контрацепции и усложнить коммерческим организациям доступ к получению лицензии на аборты. Одновременно священнослужители порываются начать работу по профилактике абортов в женских консультациях (по типу сестринских отделений). Причём церковь хочет получать на это деньги из государственного фонда обязательного медицинского страхования.

Фотография Александра Рюмина (ТАСС)

Что россияне думают по поводу абортов? За два десятка лет вырос процент жителей страны, которые не одобряют эту процедуру https://www.levada.ru/2018/01/11/17389/ в принципе (рост с 12 до 35%). Отдельного внимания стоит статистика по точке зрения самих женщин: десять лет назад аборт из-за плохой финансовой ситуации осуждала каждая пятая, сейчас — каждая третья. Стоит отметить, что религиозная принадлежность оказалась значимым регулятором мнений относительно абортов: люди, относящие себя к православным, высказывались более жёстко о запретах.

Почему предлагают запрещать аборты? Чаще всего апеллируют к этической стороне вопроса и ссылаются на сложную демографическую ситуацию в стране. И тот и другой фактор имеют место быть. Но странно при этом, что сторонники демографической позиции совершенно не упоминают аспект обеспечения максимальной социальной защищенности семьям с детьми, не говорят об улучшении медицинского обслуживания в целом. Всё это имеет большое значение, даже сторонники движения «чайлдфри» в числе основных причин-побудителей называют именно недостаточный уровень медицинской помощи, образования и социальной защищенности. Они не хотят заводить детей именно поэтому, а не по другим соображениям.

Меры введут, это сыграет положительно? Возможно. Но обратимся к истории для ответа на этот вопрос. Запрет абортов в Советском Союзе позволил добиться улучшения статистики по рождаемости. Но одновременно процветал рынок нелегальных абортов, выросло число «самоабортов». Нетрудно догадаться, что такие вещи нередко заканчивались смертью, покалеченными жизнями, невозможностью иметь детей в будущем. По статистике, треть женщин, переживших внебольничный аборт, после попали в скорую с септическим состоянием разной степени тяжести.
Увеличение рождаемости запрет абортов также не гарантирует. Взять хотя бы опыт Польши: при практически полном запрете абортов показатель рождаемости остаётся одним из самых низких в Европе. Зато показатель отказа от детей — одним из самых высоких.







[ вернуться к новостям ]