28.12.2016 08:55


Российское общество погрузилось в состояние затишья, пока страна вершит свои большие дела. В каком-то смысле можно говорить о стабильности, потому что мы легли на дно и лежим. Сузился общественный интерес к политике и участие в жизни государства, сократилась повестка официальных СМИ. Мало кто задаёт вопросы, мало кто хочет слышать на них ответы. Словно бы общество зажмурилось в ожидании чего-то. Тишина и молчание — это новый порядок, или пауза перед бурей?
По просьбе журнала «Огонёк» социологи порассуждали о социокультурных итогах года.

Алексей Левинсон, отдел социокультурных исследований «Левада-центра»:
Мы живем сейчас в обстановке, которую можно назвать затишьем. По крайней мере, на фоне того всплеска общественных чувств, который был вызван присоединением Крыма, нашей внешнеполитической активностью и долго существовал как главный фактор российской жизни. Этот период, видимо, позади. Что впереди? Очень многое зависит от позиции наблюдателя. Можно экстраполировать ровную линию, на которую вышли общественные настроения россиян, вперед и делать на том основании вывод, что и дальше все будет спокойно. А можно, в соответствии с давней российской привычкой, заподозрить, что когда все слишком спокойно — жди беды и потрясений. В результате, опираясь на одни и те же тенденции, мы придем к диаметрально противоположным гипотезам.
Такова особенность тихих периодов — у них всегда есть второе дно, и процессы, которые со временем могут стать определяющими, пока мало заявляют о себе, представляются просто нюансами, «флуктуациями» народных чувств.
Елена Гришина, завлабораторией исследований РАНХиГС:
За два последних года реальные располагаемые денежные доходы населения снизились на 12,3 процента, реальная заработная плата — на 8,7 процента, реальный размер назначенных пенсий — на 7 процентов. В конце 2016-го наметился вроде бы рост, о котором тут же сообщил Росстат, но это рост на уровне 0,5 процентного пункта. То есть о докризисном уровне заработка пока ни говорить, ни мечтать не приходится. Это вполне осознают россияне: если в ноябре 2015 года 23 процента соотечественников надеялись, что их «положение вскоре улучшится», то теперь только 10,1 процента еще придерживаются такой оптимистической точки зрения.

Некоторые опросы показывают другой интересный сдвиг: от пассивного поведения значительная часть россиян готовы перейти к активным. То есть отправиться на дополнительные заработки, заниматься небольшим бизнесом или совместительством. Ещё более странная тенденция: по сравнению с прошлым годом резко возросла ценность самореализации — с 14,8 до 24 процентов респондентов.
А ВЦИОМ даже поделился очень утешительными цифрами: 50 процентов россиян будут встречать наступающий год с радостью, а еще 25 процентов — спокойно и уверенно.

Имеющиеся данные можно интерпретировать так: началась демобилизация российского общества. Практически два года внешнеполитическая повестка определяла и настроения россиян, и их отношение к власти, отодвинув на второй план традиционные заботы. А сейчас внимание переключается на «новую кризисную реальность», на собственную жизнь. Спасать семейные бюджеты. То есть охотно уходить в тень, вспоминать про способность выживать вне государства, вне общества. Вне всего, что превышает узкий круг родных и знакомых.
В таком контексте население не может стать драйвером экономического роста. Но это не его вина, а следствие общей политики государства. Можно даже попробовать смело сказать, что люди испуганы. По данным института социологии РАН, 67% опрошенных бояться изменений (пусть даже к лучшему), «потому что не знают, к чему они приведут».







[ вернуться к новостям ]
Лагуна